Литературная вторичность фанфикшена как основополагающая черта жанра

Выходные данные для цитирования:

Скубко М.Д. Жанровые эксперименты в российской массовой литературе рубежа 20-21 вв. Магистр.филол.наук, МГОУ, Москва, 2018.

Скачать в формате pdf

К сожалению, по независящим от меня причинам, название моей диссертации было изменено. Оригинальное название - "Жанр фанфикшн в современной русской литературе: социокультурный генезис и специфика реализации"

Литературная вторичность фанфикшена как основополагающая черта жанра

Долгое время вторичность фанфикшена была той причиной, по которой этот жанр относили к маргинальным. Только в 2010–х годах как в отечественном, так и в зарубежном литературоведении все чаще высказывается обратная мысль: вторичность не маркирует плохое качество текста, вторичность является сильной стороной фанфикшена, которая делает этот жанр самобытным.

Рассмотрим подробнее, в чем важность вторичности фанфика и как она определяет особенности жанра.

Первым важным приемом фикрайтера является стилизация. Качество фанфика в первую очередь определяется именно степенью его стилизации под текст канона. Это непростая задача, ведь далеко не каждый автор способен талантливо подражать стилю Л.Н. Толстого или И.С. Тургенва. Именно этим обусловлена низкая популярность фанфиков по классической литературе: слишком сложная для рядового фикрайтера художественная задача, ведь подражать требуется не только стилистике, но и идейно–проблемной стороне произведения, психологизму, построению системы образов. Гораздо проще писать фанфики по произведениям массовой литературы или по сериалам и фильмам.

Кроме приема стилизации, фикрайтер должен мастерски владеть приемом умолчания. Читатель фанфика уже знаком с тестом канона, и навязчивый пересказ этого текста вызовет у него только отторжение. Мастерство фикрайтера состоит в том, чтобы постоянно дразнить читателя какими-то деталями каноничного мира, не превращая при этом текст фанфика в пересказ. Кроме того, фанфикшн в рамках одного фандома – это развитый интертекст со своими общепринятыми условностями. Есть десятки фанатских теорий, которые признаются читателями наравне с каноничным текстом – такие теории называют словом «фанон». Например, в фандоме о Гарри Поттере большое распространение получили теория «дамбигада» – в ней профессор Дамблдор рассматривается как отрицательный персонаж, манипулирующий другими героями ради своих целей. Эта теория базируется на большом исследовательском труде авторов anna_y и cathereine «Большая игра профессора Дамблдора» [179]. Фикрайтер, который пишет свой фанфик в поджанре «дамбигад», тем самым предлагает читателю принять правила игры, заложенные «Большой игрой…». Сама теория в фанфике чаще всего не пересказывается, либо мотивы профессора Дамблдора выясняются только в ходе повествования.

Еще один важный прием фикрайтера – антитеза. Автор часто спорит с каноном, предлагает свою интерпретацию событий, характеров, идей. Иногда антитеза углубляется вплоть до иронии или пародии.

Анализ литературных средств, которыми пользуются фикрайтеры, позволяет выяснить причину популярности фанфикшена среди читателей. Прием стилизации помогает читателю погрузиться в мир любимой, но уже прочитанной книги, прием умолчания вовлекает читателя в интеллектуальную игру и делает его соавтором фанфика, а антитеза расширяет границы интерпретации любимых характеров и сюжетов.

Основное достоинство фанфика как вторичного произведения – это способность дать более полную интерпретацию канону, расширить картину мира читателя. Фикрайтеры предпочитают два основных пути развития своего текста.

Первый – дополнение текста канона, развитие заданных автором тем, домышление упомянутых мимоходом фактов. Например, в каноне «Гарри Поттера» есть второстепенный персонаж, профессор чар Филиус Флитвик. Нам про него практически ничего неизвестно, но персонаж вызывает интерес читателя, хочется узнать о нем больше. В 2017 года автор под ником Ольга Эдельберта пишет фанфик «Немного диалектики» (2017 г.), где Филиус Флитвик становится главным героем, о чьей жизни и идет рассказ. Перед нами развернутый портрет прирожденного педагога, человека с тонкой душевной организацией, самоотверженного учителя: «Но еще больше Флитвик любил украшать к Рождеству Большой зал. Это уже было для студентов, для их детских глаз и впечатлений, и тут юмор профессора утрачивал всякую ядовитость. Каждый год он создавал новую сказку, выпуская из сердца неистощимый запас нежности, удивления и безоглядной преданности прекрасному» [104]. Все эти черты в каноне Роулинг были названы мимоходом, скорее угадываются, чем прописаны в тексте. В фанфике это выходит на передний план и получает глубокое осмысление. То, что рядовой читатель канона не заметил бы, ему помогает увидеть фанфик. Образ профессора Флитвика в фанфике «Немного диалектики» ничем не противоречит тексту романов Роулинг, скорее позволяет лучше понять героя, про которого мы знаем так мало.

Второй путь фикрайтера – это новое толкование данных в каноне фактов, характеров, сюжетных ходов. Например, в каноне нам показана Гермиона Грейнджер – отличница, которая знает учебники наизусть, всегда вызывается отвечать на уроках, делает все задания на высший балл. В каноне ее черты отмечены как чисто положительные. В фанфиках же мы можем увидеть другую интерпретацию. Например, многие фикрайтеры отмечают, что не так важно знать наизусть учебники и переписывать огромные куски из них в свои эссе, гораздо важнее уметь структурировать информацию, обладать пониманием темы, уметь высказать ее своими словами. Например, так об этом выразился Снейп в фанфике «Мои миры, твое отчаяние. Танец второй» (2012–2013 гг.): «На Когтевране учится одна выскочка, которая только и делает, что цитирует наизусть выдержки из книг. Это зубрежка, а не собственноручно проложенный путь к знаниям» [97]. Другие фикрайтеры отмечают, что манера Гермионы всегда тянуть руку на уроках и настойчиво стремиться ответить мешает учителям, которым нужно выяснить уровень знаний во всем классе, а не только у одной умной девочки. Так это объясняет Гарри в фанфике «Вмешательство Лили» (2011–2012 гг.): «Если преподаватель что-то спрашивает, не обязательно сразу тянуть руку. Нет, это не значит, что нужно считать ворон, просто иногда стоит дать шанс другим» [15]. Такие интерпретации помогают читателю переоценить не только текст канона (и понять, почему профессор Снейп так жестко отреагировал на поднятую руку Гермионы на самом первом занятии по зельям), но и пересмотреть собственное поведение.

В этом две сильные стороны фанфикшена: он учит подмечать небольшие детали и делать из них выводы, а также оценивать одну и ту же ситуацию с разных точек зрения. Фанфикшн позволяет создать стереометрическую картину художественного пространства, свободно переносить фокус восприятия и расширять границы собственного читательского ракурса.

Именно поэтому в фанфикшене классическая модель «автор–текст–читатель» имеет четыре звена: «текст канона – фикрайтер – текст фанфика – читатель». Если в «большой» литературе у автора есть художественная цель, и он достигает ее с помощью созданного текста, которым делится с читателем, то в фанфикшене картина другая. В фанфикшене есть фикрайтер – он же читатель канона – который пропускает канон через себя и дает собственную интерпретацию с помощью фанфика, после чего делится фанфиком с таким же читателем канона. Получается своеобразный обмен читательским опытом с помощью создания еще одного художественного текста. Цель фикрайтера – поделиться своей интерпретацией, цель читателя фанфика – расширить собственное понимание текста канона.

Следствием такой модели становится два типа влияния фанфикшена на читателя. Первый – эмоциональная вовлеченность. Фанфикшн отвечает потребностям читателя: дополнить то, чего не хватило в каноне, дать другой вариант развития событий, по-другому оценить поступки и характеры героев. Такая тесная связь текста фанфика с потребностями его читателя рождает глубокую эмоциональную связь между читателем и текстом. Даже если фанфик сам по себе слаб как литературное произведение, достаточно этой глубокой вовлеченности, чтобы оставить у читателя самые яркие и положительные эмоции.

Второй тип влияния фанфиков – расширение широты восприятия читателя, усложнение его картины мира. Фикрайтер предлагает читателю новый способ посмотреть на мир, новую точку для запуска переоценки привычных явлений. Ярким примером мирового фанфикшена, который иллюстрирует данный процесс, является фанфик Э. Юдковски «Гарри Поттер и методы рационального мышления». В этом произведении автор на примере переоценки реалий волшебного мира знакомит читателя с принципами научного мышления, с правилами научного исследования, с распространенными психологическими ловушками и когнитивными искажениями.

Таким образом, вторичность является естественной, жанрообразующей стороной фанфикшена, именно она реализует основную цель создания фанфиков: дать интерпретацию, расширить границы понимания, передать свой опыт и свой взгляд на мир.