Фанфикшн как литературная интерпретация художественных произведений

Выходные данные для цитирования:

Скубко М.Д. Жанровые эксперименты в российской массовой литературе рубежа 20-21 вв. Магистр.филол.наук, МГОУ, Москва, 2018.

Скачать в формате pdf

К сожалению, по независящим от меня причинам, название моей диссертации было изменено. Оригинальное название - "Жанр фанфикшн в современной русской литературе: социокультурный генезис и специфика реализации"

Фанфикшн как литературная интерпретация художественных произведений

В современном российском литературоведении фанфикшн – фанатская литература – еще не получил должного научного осмысления. В основном это связано с попытками представить фанфикшн как самостоятельный жанр литературы. В таком контексте фанфики сразу же проигрывают другим литературным произведениям, поскольку их вторичность ставит их на более низкий уровень.

Однако фанфикшн является значимым современным явлением, которое привлекло внимание и других наук: социологии, культурологии, психологии. С точки зрения этих наук фанфикшн рассматривают не как жанр литературы, а как разновидность интерпретации. При таком осмыслении фанфики становятся на одну доску с экранизациями, музыкальными и театральными постановками, иллюстрациями. Если исходить из такой трактовки, то фанфикшн – это интерпретация художественных произведений средствами литературы.

Как только мы перестаем рассматривать фанфикшн как жанр литературы и начинаем смотреть на него с позиции интерпретации, вторичность фанфика из серьезного недостатка становится главным достоинством этого явления. Фанфик ценится именно благодаря этой вторичности, ведь в ней заключается интерпретация исходного произведения. Здесь фанфикшн сходен с литературоведением. Если литературоведение извлекает скрытые смыслы из произведения благодаря глубокому анализу, используя методы литературоведческой науки, то фанфикшн извлекает те же смыслы благодаря творческому переосмыслению, используя методы художественного творчества. Там, где литературовед работает как ученый, фикрайтер работает как художник.

Задача фикрайтера состоит не в том, чтобы написать оригинальное произведение. В первую очередь фикрайтер стремится истолковать произведение-источник, дать новую трактовку сюжету и образам, передать свое личное отношение к канону, самоопределиться и самоактуализироваться в тексте.

При создании фанфика крайне важно предложить свою интерпретацию сюжета и характеров, иначе текст не найдет отклика среди читателей: никому не интересно читать пересказ канонического текста. Читатель в фанфике ищет как раз новый взгляд на вещи, новые возможности, потенциально заложенные, но не реализованные в тексте канона. В этом аспекте возможности фикрайтера куда шире возможностей литературоведа: литературовед может лишь извлекать скрытые смыслы, заложенные в текст, фикрайтер же может играть с этими смыслами, развивать их, предполагать другое развитие событий, другой путь становления характеров.

От фикрайтера требуется особое мастерство. Используя широкие возможности свободной трактовки, фикрайтер должен при этом сохранить связь с каноном – иначе его текст станет слишком самостоятельным произведением, не имеющим никакого отношения к исходнику. Текст, далеко отошедший от канона, не будет интересен читателю. Читатель ищет новой трактовки, а не нового произведения. Фикрайтер не столько меняет созданную автором канона вселенную, сколько извлекает скрытые смыслы, выводит наружу подтекст, раскрывает альтернативные варианты, заявленные, но не раскрытые в тексте канона.

Эта интерпретационная функция фанфикшена отмечена как отечественными, так и зарубежными исследователями. К.А. Прасолова пишет, что большинство зарубежных исследователей «сходятся в том, что фанфикшн следует рассматривать скорее как интерпретативную стратегию, которая позволяет больше узнать о тексте источника, нежели как самостоятельное явление» [216]. Такой подход рассматривает фикотворчество как способ осмысления литературного произведения, как способ пропустить идеи этого произведения сквозь себя, самоопределиться. Ни у авторов, ни у читателей фанфиков нет цели создать новое произведение, поэтому безосновательно давать отрицательную оценку фанфикшену как явлению на почве его вторичности. Именно эта вторичность определяет своеобразие жанра. Не создать, а интерпретировать.

Эту точку зрения на фанфикшн в наибольшей степени поддерживает теория «вторичных текстов» М.В. Вербицкой. Возникновение «вторичных текстов», в том числе и фанфикшена, закономерно и определяется собственно природой творчества и «двойственной природой» литературного произведения, в котором возникают «голоса реальности, не желающие укладываться в авторскую концепцию» [168, с. 32].

В фанфикшене используются различные интерпретативные стратегии, от предельно простых, до перегруженных скрытыми смыслами, от протестных до компенсаторных. При этом существует договоренность между автором и читателем фанфика о принятии тех или иных допущений, необходимых для раскрытия интерпретации. Например, читатель фанфика в поджанре «дамбигад» принимает стартовые условия, принятые и автором фанфика. В частном случае стартовыми условиями для этого поджанра является принятие концепции «Большая игра профессора Дамблдора» [179], широко распространенной в фандоме. Даже если читатель «дамбигада» не принимает саму концепцию «большой игры» и настаивает на положительной трактовке образа профессора Дамблдора, открывая фанфик подобного поджанра, он соглашается принять стартовые условия: отрицательную трактовку образа. Именно поджанры и система предупреждений маркируют фанфики, заранее объясняя читателю, с какой интерпретативной стратегией он должен согласиться для осмысления предложенной фанфиком интерпретации канона.