"Честь пирата"

Мой юношеский роман, написанный в 15 лет. В сеть не выложу ни за какие коврижки:D

Главный герой - Аккийр Рийар по прозванию Прейвэр ("храбрец"), анжелец.

Когда ему было 12, сбежал из дому в мечте стать пиратом. На второй день побега одумался и вернулся домой, но подоспел как раз к похоронам: его родители стали жертвами политических репрессий нового правителя Анджелии. Это событие глубоко травмировало героя.

Опасаясь стать следующей жертвой вслед за родителями, он принимается бродяжничать, и в скором времени таки попадает на пиратский корабль, где начинается его морская карьера.

Насилие и разгульная жизнь его не манят, но в нем быстро просыпается страсть к мести. С особым остервенением он участвует в операциях против приспешников нынешнего правителя Анджелии.

Со временем (к тому ему уже лет за 20) ему удается завоевать авторитет у команды и подбить ее на бунт. Таким образом, он становится молодым капитаном пиратов, и теперь сам начинает выбирать цели для своих набегов.

В первую очередь Аккийр занят подбором толковых сподвижников, коих набирает по всему миру. Грамотная команда становится залогом его успеха: за пять лет своей капитанской деятельности он завоевывает авторитет в пиратской среде и разживается кое-какими капиталами и кораблями.

Он начинает вкладывать деньги в различные проекты: помогает отстроиться одному из анжельских портов (на пост правителя которого он продвинул своего ставленника), отстраивает свою тайную базу, проектирует собственный корабль, финансирует некоторые филантропные проекты. Он представляет собой типаж благородного разбойника: разграбляя сподвижников своего врага - правителя Анджелии - он вкладывает эти средства в развитие Анджелии.

Важную роль в сюжете романа имеет, конечно, любовная линия. Найэнь Вериар - дочка адмирала из родного города Аккийра, они дружили в детстве. Распаляемая жаждой справедливости, Найэнь становится охотницей на пиратов - точнее, мнит себя таковой. Конечно же, отец не позволяет дочери влипнуть в какую-то серьезную передрягу, оберегая ее от неприятностей. По сути, единственным пиратом, за которым она худо-бедно "охотиться" становится капитан Прейвэр (автор полагает, это связано с тем, что господин адмирал тоже не поклонник текущего правителя Анджелии, зато благородному разбойнику очень даже симпатизирует, а главное, уверен, что тот не причинит вреда его ненаглядной дочурке).

Как водится, капитан Прейвэр усердно вытягивает Найэнь из ряда передряг разной степени сложности.

P1070156.JPG
P1070157.JPG
P1070161.JPG
P1070154.JPG

Мои стихи, посвящённые капитану Прейвэру

На корабле его судьба,

Лишь на воде живет он,

Ведь море – это есть борьба,

Ведь море – это есть судьба,

И только в море он влюблен.

И паруса зовут вперед,

Под ветром мачта гнется.

Корабль – это есть полет,

Корабль – это птицы взлет,

И в море он вернется.

Волна поет, так сладок звук,

Он моряку приятен.

А парус – дело сотен рук,

А парус – сотня сладких мук,

И он ему понятен.

А ветер свеж. Он смотрит вдаль –

И видит только море.

В его глазах сверкает сталь,

В его глазах морская даль,

И это просто воля.

Душа его – лишь кораблю

Принадлежит упрямо.

Не скажет мне он: «Я люблю»,

А скажет: «Море я люблю».

И вновь уходит прямо.

И дорог шторм. Неважно – смерть

Иль жизнь его ждут скоро.

Он не вернется к нам, на твердь,

Он не вернется – в море смерть

Он встретит без укора.

Я не дождусь, но буду ждать,

Когда придет он с моря.

Но море хочет он понять,

Но море хочет он узнать,

Ему без моря – горе.

(2007)

Снова красно-черный флаг

Нас зовет вперед.

Снова этот яркий стяг

Начал свой полет.

Ветер парус наполнял,

Снова по воде

Ветер наш корабль гнал,

Гнал назло судьбе.

Ярко-желтая звезда

Сулит нам удачу.

В море – верная судьба,

В море ветер плачет.

Сердца стук знаком нам всем,

Мы уже в дороге.

Нам не надо новых тем,

На земле – в остроге.

Капитан команду дал,

Судно вдаль несется.

Рядом пенный гонит вал

Ветер. Мир смеется.

(2007(

Шквал, гроза, и шторм, и ветер,

Волны, молнии и гром.

И сейчас, один на свете,

Он играет в этот шторм.

Музыка – искра от Бога,

Ярко, радостно звучит.

Так вела его дорога –

В этот грозный, смертный вид.

Нет прекрасней в мире звуков,

Нет отважней скрипача.

Словно стая вечных духов

В ветре свищет, хохоча…

Музыка звучит упрямо –

Свет, огонь, каскад, костер…

А бушприт все смотрит прямо,

Ветер, словно нож остер…

В этот самый миг опасный

Корабля уж больше нет…

Только музыки прекрасней

Никогда не слышал свет!

(2007)

Ты не такой, как все. Да, ты – другой.

Советов ты не слушаешь чужих:

Хороших, невозможных и плохих.

Последнее решенье – за тобой.

Ты не такой, как все… Ты говоришь

Одно, а делаешь всегда совсем иное –

Да только говоришь-то ты плохое,

А делаешь хорошее. Молчишь?

Ты не такой, как все. Когда судьба

Сама тебе твердит: так лучше будет!

Ты делаешь по-своему. Не судит

Тебя судьба – ты прав в таком всегда.

Ты не такой, как все. Не знаю я,

как можно жить вот так – как ты живешь.

Однако, никогда ты не поймешь:

Бывает что-то и сильней тебя.

И потому, что это ты не знаешь,

Ты – всех сильней, и это – твой удел.

И для тебя нет невозможных дел!

И ты такой – ты это понимаешь.

(2007)

Его спокойный взор убил уже надежду.

Читаю приговор в глазах холодной стали.

Таким не встречали я их прежде,

Когда его глаза такими стали?

Он убивает ими. Если бы меня!

Себя он убивает этим взглядом!

И слов не нахожу, и убеждений я –

В последний раз с его глазами рядом.

Он горд. Безумно горд. Бездумно. Безрассудно.

Ну что же, если так – то пусть же он умрет!

Но Господи, но, Боже мой, как трудно! Очень трудно!

Но он же понимает – гибель ждет!

Мне не помочь. Он помощь не приемлет.

О, это он! Такой же, как всегда.

Ну что ж, пускай умрет. И пусть он мне не внемлет –

Но этот взгляд я не забуду. Никогда!

Он погубил им также и меня –

Ведь без него не существую я.

(2007)

I. Монолог Найэнь.

Играет тихо ветер в листьях,

Шуршит осенняя трава.

Не буду больше слезы лить я –

Пускай я даже не права.

Я никогда не допускала,

Чтоб власть имели надо мной,

И чувства я не отпускала –

Пока не встретилась с тобой.

Тебя я долго не видала,

И все успела я забыть.

Но даже не подозревала,

Что сильно так могу любить.

Теперь лишь ты – мой смысл вечный,

Но страсть я эту поборю.

Что значит трепет мой сердечный?

Сойдемся мы теперь в бою!

Прощай, любимый! Это чувство

В себе навечно затаю

И, совершенствую искусство,

Сегодня далеко уйду.

Мы не увидимся отныне –

И я смогу спокойно жить.

И жить я буду на чужбине –

Чтобы верней тебя забыть.

II. Монолог Прейвэра.

Играет тихо ветер в парусах,

И мой корабль вновь вперед несется.

Я знаю: вновь тебя увижу в снах,

В них голос сердца моего проснется.

Да, только в снах! А в жизни – никогда

Тебя я не увижу, я надеюсь.

Какую власть имеешь ты всегда!

Куда же я от власти этой денусь?

Все! Уплыву куда-то далеко,

Чтоб только не увидеть тебя снова.

О, черт! Все это, право, нелегко…

Но, слава Богу, я живу без крова –

Корабль один мой вечный, верный дом,

И я могу жить там, где океаны.

Но только этот надоевший сон –

Он каждый день наносит сердцу раны…

Прощай! Я уплываю вдаль навечно

И от любви избавлюсь, черт возьми!

И мне плевать на голос мой сердечный,

Навеки не услышанный людьми…

(2007)

Анекдоты о капитане Прейвэре

Народные анекдоты о Прейвэре, или Фольклор Срединного мира

 

Приплыл как-то адмирал Анджелии Прейвэра в плен брать. Велел эскадре заходить в обход с тыла, а сам на флагмане спереди полез. Операция сложная была, «загонять» начали издалека, чтобы не спугнуть.

Ну, к вечеру корабль адмирала подобрался на пушечный выстрел от «Саньля-Дела», и давай сигнализировать: «Вы окружены! Сдавайтесь!»

… Долго смеялся капитан Прейвэр.

С тылу был Материк….

 

Пошел как-то адмирал Анджелии на Прейвэра. Собрал аж три корабля, вычислил его местонахождение. Почти догнали. А тут, вот незадача, - туман!

Ну, стоят все четыре корабля на месте в тумане. Друг друга вроде видать, а кто есть кто – непонятно.

Адмирал ручки потирает: кто первый удирать будет, тот и «Саньля-Дел»!

Но Прейвэр-то умный, стоит себе и стоит как ни в чем не бывало.

Ну, стал адмирал разведывательные шлюпки посылать, чтобы выяснить, какой корабль пиратский.

На один послал – свои, на второй послал – свои, на третий послал – пираты ответили, что они тоже свои. Матросы и проверять не стали, доложили адмиралу, что четвертый корабль – уж точно пиратский.

…Долго смеялся капитан Прейвэр, повинуясь сигналу с флагмана: «Топите четвертый корабль!»

 

Шел как-то Прейвэр по берегу. Шел-шел, смотрит – рыбак.

- Здесь будет рыбацкий поселок!

Раз – через год здесь рыбацкий поселок стоит!

Шел-шел Прейвэр по берегу. Видит – ребенок в песок играет.

- Здесь будет школа!

Раз – и поставили школу!

Шел-шел Прейвэр по берегу. Видит – женщина легкого поведения.

- А здесь будет порт, - вздохнул капитан.

 

Пришел как-то к Прейвэру шпион адмирала. На службу наниматься, изнутри шпионить.

И все-то он делал: и Даратора ругал, и богачей ругал, и про народ с любовью отзывался, и пиратский гимн пел, и папапариту пил… Ан все равно раскусили его!

Наверное, стоило все же снять с куртки значок личной охраны Даратора….

 

Сидит Прейвэр за картой, смотрит на нее тоскливо. Подходит к нему Хелас:

- Что это вы, капитан, тоскуете?

- Да вот, не знаю, где сокровища искать….

- А зачем вам?! – изумился первый помощник.

Прейвэр вздохнул и достал старую бумажку, на которой были записаны обвинения в его адрес. Пункт 23 гласил: «…и расхищение государственной собственности, как то: запрятанные адмиралами прошлых лет сокровища, оставленные вельможами клады….».

- Надо соответствовать! – пояснил Прейвэр.

 

Недолго держал Даратор в плену Прейвэра.

Наверное, все же стоило запереть дверь…

 

Идут Прейвэр с Хеласом по городу.

Прейвэр говорит:

- Вот видишь вот этого? Он за нас! А вон того видишь? А он против! И тот против! А вон тот – снова за нас!

- Откуда вы это знаете, капитан?! – изумился первый помощник.

Прейвэр только вздохнул: и когда же Хелас выучит, как выглядят мундиры гвардии Даратора?